Юрий Рябичев выступил на радио Сити-FM

Уборка после строительства 2-комнатной квартиры цена

Дмитрий Потапенко: В гостях Юрий Рябичев – генеральный директор кининговой компании «Примэкс», президент Ассоциации русских уборочных компаний. Юрий Владиславович, добрый вечер!


Юрий Рябичев: Добрый вечер!


Д.П.: Клининг – насколько это доходный бизнес в Российской Федерации?


Ю.Р.: Рентабельность этого бизнеса по прошествии 15 лет с момента появления  достаточно низкая.


Д.П.: Сколько?


Ю.Р.: Мы можем радостно заявить, что вышли на мировые позиции. Рентабельность у нас иногда получается два процента, иногда пять. Но для малых предприятий ситуация получше, когда компании выполняет какие-то специальные работы – работа с гранитом, мрамором, дорогими полами, — тогда рентабельность доходит до 15 процентов. А те предприятия, которые выполняют подряды, особенно господряды, в связи с тем, что у нас статья 94 ФЗ действует неукоснительно, то бывает, что заходит с рентабельностью  отрицательной.


Д.П.: А новым предприятиям есть место на рынке?


Ю.Р.: Многие открываются, и те, кто занимается гостиничным обслуживанием, то есть, пробуют себя. Есть небольшие компании. Рынок растёт. И клиниг развивается тоже, скорее, из-за низкого входа. Для этого не требуется больших капитальных вложений, потому что деятельность клинингового предприятия ведется у клиента.


Д.П.: Сколько стоит франшиза?


Ю.Р.: 15-20 тысяч долларов на оборудование, самообучение у нас стоит 300 тысяч. Мы сначала обучаем 4-5 человек – это директор. Коммерческий директор, шеф-мастер, кадры. Но в эти условия входит то, что мы потом бесплатно обучаем любое количество персонала.


Д.П.: А вот проблема франшизы в России только в одном. Это через какое-то время «кинуть» франшизера. Они через какое-то время вешают новую вывеску и уходят. Проблема такая есть?


Ю.Р.: Это же российская проблема. Вы знаете, мы по мере того, как делали франшизу, делаем, чтобы всё время быть интересными франшизерам.


Д.П.: Чем? Я вот выступал и на конференциях по франшизе, было несколько ассоциаций. Чем затаскиваете?


Ю.Р.: Первое — это большой опыт. Нам в прошлом году исполнилось 20 лет. Предприятие у нас с 2002 года, мы первая компания, которая работает по ИСО 9001 реально. И до сих пор поддерживаем это. И мы даём своим партнёрам-франчази на базе ИСО 9001 со всеми технологиями, процессами, договорами, взаимодействием с клиентами.


Д.П.: Это востребовано?


Ю.Р.: Да. С точки зрения организации работы предприятия. Они у нас понимают, что это нужно. Но не настолько. Не сам знак ИСО, им важно, что мы создаём подушку. Мы гарантируем от того, что они не набивают шишек. Потом на этапе входа известный в клининге российский бренд. Они входят не от малого предприятия, а от бренда и представляют всю систему. Фактически весь спектр.


Д.П.: А какое-то оборудование предоставляете?


Ю.Р.: Мы рекомендуем купить оборудование, мы их не зажимаем. Только в Германии 17 линеек оборудования. Они имеют возможность выбора. И потом у нас в системе франчази есть скидки.
Реклама.


Д.П.: Я хотел бы коснуться персонала. Насколько легко найти персонал? Насколько высока текучка? На мой взгляд, с советских времён ничего не поменялось. Легко найти гендиректора, а уборщицу – невозможно.


Ю.Р.: Согласен с Вами. У нас эта беда особенно развивается в Москве, поскольку у нас в системе, которая сейчас начала меняться в с приходом нового мэра, у нас это была такая закрытая система, которая сама решала, как ей подбирать персонал и имела возможность размещать где им удобно и на любых условиях. Поэтому, Вы знаете, что у нас кругом в Москве гастарбайтеры, причём, из восточных республик в основном. Это не говорит о том, что они плохие или хорошие. Они очень многие неплохо работают, но у нас совершенно отсутствует подготовка профессиональных кадров. Хотя в Москве есть 90 колледжей, которые сохранили.


Д.П.: Сохранили. Но выпускают ли эти колледжи синих воротничков?


Ю.Р.: Колледжи выпускают профессиональных сотрудников, должны выпускать. Но у нас это оторвано от предприятий. Сейчас новое руководство департамента образования, которое пришло, оно собрало все колледжи на первом совещании и сказало: «Или вы работаете с предприятиями, или вы вообще не нужны».


Д.П.: К сожалению, да, потому что в моей отрасли, всем, что связано с общепитом, безработица. Работать взять по-прежнему некого.


Ю.Р.: Согласен. Что мы делаем как предприятие? Ну и во многом я здесь как президент ассоциации присутствую, мы сделали с одним из московских колледжей учебный центр по подготовке молодёжных кадров. У нас сейчас 60 человек, которых мы набрали, молодёжи, это был молодёжный проект, нам помогает Департамент занятости при Правительстве Москвы. Фактически, мы сейчас реализуем систему дуального образования, как геомании. Мы набираем этих людей к себе. В колледже. Но колледж у нас совместный учебный центр. Мы с ним нашли такую форму, которая позволяет юридически сотрудничать, поскольку, больше не имеем права сотрудничать ни с кем.


Д.П.: Это запрещено.


Ю.Р.: Да. Мы нашли такую форму с помощью Конфедерации промышленников и предпринимателей московских, как простое товарищество. Сейчас у нас начал работать этот центр.


Д.П.: Те, кто будут учиться в колледже, не будут мыть полы. Основной клининг – простая работа тряпочкой. Пусть механизированную. Это же не престижно считается.


Ю.Р.: Мы первую группу, которую набрали, в 12 человек, их в дворники набрали. Мы их возили на профессиональную выставку в Германию. К ним приезжали их партнёры из Германии. За счёт фирмы всё.


Д.П.: Дорого, да.


Ю.Р.: Не смертельно.


Д.П.: Но существенная сумма.


Ю.Р.: У них глаза поменялись, когда мы с помощью ребят в колледже отшлифовали мрамор на полу, а сотрудники, которые работают больше 15 лет, сказали, что не знали, что он у них такой розовый с жёлтыми прожилками. А он был такой бордово-коричневый. И они на этом современном оборудовании работали. Они среди ребят в колледже как космонавты ходили.  Эффект был колоссальный. Следующую группу мы набрали без проблем. Но дело в том, что мы столкнулись с тем, что у них свой график.


Д.П.: Обучение и прочее.


Ю.Р.: Мы сейчас пошли через изменение законодательства. Мучительный процесс, но он сдвинулся и идёт.


Д.П.: На Ваш взгляд, насколько я знаю опыт европейских стран, у меня в Чехии и Болгарии убирается клининговая компания, в отличие от России, где выгоднее пользоваться своими, у меня маленькие магазины, всё, что касается небольших помещений, всё убирают гастарбайтеры. Не кажется ли Вам, что мы будем идти по европейскому пути? Большие территории будет убирать не титульная нация, всё равно будут приезжие, а мелкие помещения будут турки в нашем исполнении.


Ю.Р.: Тут мы не минуем наверняка, но дело в том, что в Германии готовится 10% персонала серьёзно. Те, которые будут расти. Это те люди, которые организуют уборку концерна Opel. Там до высшего образования растут люди. Причём, через профессиональную подготовку не менее 5 лет. В Финляндии, которая законодателем мод является в этой сфере деятельности, там в помещении не имеет права ни один гастарбайтер войти, он не имеет сертификата соответствующего подготовки. В других странах тоже есть такой опыт. В Финляндии сотрудник учится 2 года, чтобы получить сертификат.


Д.П.: Вот всем, кто считает, что из института сразу возьмут в офис, я скажу, что грузчиком 2 года работают во всех странах Европы, а потом растут. Или сами открывайте свой бизнес. С франчайзингом или без.


Ю.Р.: Я считаю, что это самый правильный путь организации малого бизнеса. Тут так: если 80% предприятий, которые создаются самостоятельно, разоряются, те, которые развиваются на базе франчайзинга, 80% работают достаточно успешно. Мы пытаемся в этом колледже создать хорошие места в клининге. Западный работник клининговой отрасли хорошо подготовлен с точки зрения знаний химии, покрытия, оборудования, санитарной среды. Там масса вещей, которые он должен знать. И он технически вооружён. Что такое финский дворник: у него есть техника. Если у него хватает времени обслужить офис маленький, то он туда заходит, моечная машина, средства, расходные материалы. И он получает соответствующую зарплату. Поэтому мы своих ребят, я понимаю, что мы все не переделаем, что такое один центр для России? Но вода камень точит.


Уборка после строительства 2-комнатной квартиры

Написать нам:

[contact-form-7 id=»2433″ title=»Контактная форма 1″]